Карло Боссоли



Главная :: Галерея картин :: Ссылки :: Галереи, выставки :: ENG

Телефонный звонок к Андрею

Не стану растолковывать «запоздание» - оно было делом случая и ничем решительно не интересно. Зато интересно упоминание - «14 лет». Суть в том, что монография вышла в конце 60-го, но подписывалась к печати летом - через полтора месяца после смерти Пастернака. А он умирал опальным членом Литфонда! И когда я увидел - просто в магазине - Андрееву книгу, первым движением было - пробежать глазами перечень тридцати трех гравюр и поймать среди них хоть одну его иллюстрацию к пастернаковским переводам Шекспира. И сразу распознал одну - к «Отелло»! И помню свой телефонный звонок к Андрею - прямо из автомата в Столешниковом - с эзоповым объяснением причины звонка: сию минуту, у книжного прилавка, мне случилось с радостью стать свидетелем его отважного поступка, ибо я узрел в его монографии гравированного мавра с кинжалом за поясом над юной спящей итальянкой! Андрей рассмеялся, но тут же отрезвляюще прибавил, что это - «не телефонный разговор». Состоялся ли потом не телефонный - уже не скажу. И только сызнова, сызнова, сызнова недоумеваю: господи, изобретательный ты наш, как же странно мы жили-были на свете!

Тут всего любопытней, что «отважный поступок» мне тогда померещился - в согласии с нашими нравами и моим собственным жизненным опытом дважды исключавшегося из партии литератора. На самом же деле, несмотря на опалу после «Доктора Живаго» и Нобелевской премии, в то лето уже не требовалось отваги для публикации пастернаковских переводов Шекспира и тем более иллюстраций к ним. В то лето 60-го выходил шестой том восьмитомного Шекспира и Пастернак был представлен там «Королем Лиром» и «Отелло». А происходило это - по нашим нормам нечто недопустимое! - не только из-за благого желания главного редактора Александра Аникста, но и с благословения директора издательства Александра Караганова, каковой в свой черед получил в 59-м милостивое соизволение переводы провинившегося напечатать.