Карло Боссоли



Главная :: Галерея картин :: Ссылки :: Галереи, выставки :: ENG

Рассказ Николая Ивановича

Не думаю, не думаю, чтобы между Пастернаком и Аксеновым мрачное что-нибудь произошло, хотя замеченное вами неупоминание Ивана Александровича - да еще дважды! - в мемуарных вещах Б. Л., признаться, странновато.

И на этом-то повороте телефонного рассказа Николая Ивановича я впервые слышу об истории издания «Поверх барьеров»:

- Аксенов был в свое время довольно состоятельным человеком, но вы наверняка не знаете, что вторая книга Пастернака вышла в издательстве Центрифуга на аксеновские средства! Это заслуга Ивана Александровича.

И тотчас в моих глазах по-иному - просветленно! - окрашивается вся молчаливая повадка былого сотоварища Пастернака. Нетрудно понять, отчего даже за дружеским столом у Кара-Мурзы он не заговаривал, «пользуясь случаем», о той своей заслуге: сдерживали те же кривые правила социальной игры, что мешали в 30-х годах вольно вспоминать салонные «вторники» у Веню Московит 10-20-х годов. (Но пастернаковского мемуарного неупоминания Аксенова это не объясняет.)

Думаю, что и Андрей «наверняка не знал» той историйки первого издания «Поверх барьеров», рассказанной Николаем Харджиевым. Смею думать, что если бы знал, то помянул бы ее хоть однажды в наших разговорах, ибо ему ведом был мой «пастернаковизм», да и его собственный был достаточно подробен - полон интереса ко всему пастернаковскому.

-А интересно, черт побери, у неандертальцев или там кроманьонцев с их наскальными рисунками тоже бывало так, чтобы какой-нибудь босой заведующий в звериной шкуре разрешал-запрещал?! Это зачем же у буйвола три ноги, а у того вон с копьем - клюв заместо носасморкалки, а?! Безобразие! Чтоб в последний раз, дураки вы первобытные!.- голос Андрея гудел, и желваки ходили по широким, чуть монголоидным скулам.