Карло Боссоли



Главная :: Галерея картин :: Ссылки :: Галереи, выставки :: ENG

Учебный характер полотна

Простодушное восхищение предметной формой у Малагиса остается даже в портретах 1930-х годов. Зато очень скоро художник преодолевает холодновато-интеллектуальную «заданность» колорита. Вторая группа ранних произведений Малагиса носит открыто живописный характер. Ее открывает «Траурный натюрморт» (1924), написанный как отклик на трагическое известие о смерти В. И. Ленина. Предметное содержание натюрморта - газетная полоса с черной каймой, лист с нотами «Вы жертвою пали ... », скупой отбор предметов - как бы задает тему траура. Она подхвачена уже собственно живописью - звучной, резкой гаммой глухих черных, красных и зеленых тонов, подготавливающих пронзительное звучание бело-черного поля газетного листа.

И хотя предметно-пространственное решение холста все еще в русле системы Петрова-Водкина, от которой идет и легкая кристаллическая «огранка» поверхностей, стремление дать в колорите определенную эмоциональную тему, несомненно, самостоятельно. В своем живописном развитии Малагис движется медленно, основательно и не всегда строго последовательно - иногда оглядываясь. Так, в полотне «Рабочий с буржуйкой», представленном на проводимом в 1925 году «Общиной художников» конкурсе под девизом «Рабочий», Малагис возвращается к сдвигам формы, гораздо более резким и демонстративным, чем легкая, скорее декорирующая, нежели формообразующая огранка объемов в пору написанных в мастерской Петрова-Водкина натюрмортов. Учебный характер полотна подчеркнут последовательным проведением принципа контраста: сопоставляются разнохарактерные объемы (их диссонирующее звучание напоминает задачи на компоновку геометрически несовместимых форм, которые ставились тогда в студийных, так называемых рецептурных натюрмортах Отдела живописной культуры ГИНХУКа), массы, фактуры, даже источники освещения (их три -

естественный свет, электрическая лампа, открытая печь-буржуйка). Что ж, в этой потребности оглянуться, попробовать свои силы в русле уже, казалось бы, отошедших живописных систем была своя логика. Недаром Петров-Водкин называл их «подсобной школой, на которой мы ограмотились, стали более гибкими в наших композициях».

пермская академия искусства и культуры ; магазин у валерки сайт