Карло Боссоли



Главная :: Галерея картин :: Ссылки :: Галереи, выставки :: ENG

Чувство материала и дизайнерское мастерство

 Как восстановить то, что отложилось навсегда, а словесно не формулировалось. В общежитии ли; в час, когда сдавали Чернышеву и Кузнецову курсовую работу - фреску на портале; когда у Кузнецова рядом писали натурщицу с корзинкой; когда у Прокошева открылся туберкулез, а помочь определить в санаторий могли только Луначарский или Семашко, и Павильонов к ним отправился; когда зимним вечером в деревянном домике слушали бандуру Татлина и Коли Прокошева гармонь. Когда в каждом проявлении, в любой ситуации - чистота, рыцарство, достоинство, ответственность.

Виктор Эльконин: «Мы считали его поразительным талантом. Не могу это отнести к нашей проницательности юношеской, просто это было видно. И нам, и учителям нашим. Студент, в сущности мальчик, уже был зрелым и тонким живописцем. И мы обостренно внимательно следили за его поворотами художественными, как и на что реагирует его талант».

Серафим Павловский: «Он умел, как К- Н. Истомин, «прочесть натуру». У П. В. Кузнецова научился тонкому колориту, изысканному прикосновению к холсту. От Л. А. Бруни взял пространственную легкость световоздушной среды. От В. Е. Татлина - высокую культуру объемно-пластической формы, чувство материала и дизайнерское мастерство. От В. А. Фаворского - композиционную организацию изображения на плоскости, особенно силуэта, фигур и фона. Когда он часто виделся с Ефремом Давидовичем, то даже движениями, жестами походил на него. Когда работал с Татлиным, научился говорить таким же приглушенным, таинственно-многозначительным голосом и носил такую же просторную спецодежду». Павильонов необычайно восприимчив. Это правда. Но не вся. Восприимчивость и переимчивость не совсем одно и то же. У Л. А. Бруни (в предисловии к каталогу несостоявшейся посмертной выставки Павильонова) сказано точнее: «Широк круг его учителей и вдохновителей, некоторые из них, казалось бы, взаимно исключают один другого.