Карло Боссоли



Главная :: Галерея картин :: Ссылки :: Галереи, выставки :: ENG

Играющие мальчики Петрова-Водкина

Дело было, разумеется, не во влиянии Нестерова, но в том, что искусство Петрова-Водкина развивалось в том самом художественном русле, где вставали проблемы места в мире отдельной человеческой личности. Некоторые темы объединяли художника с Мусатовым, в частности, те образы сна или мечтательной дремоты, которые присутствовали в картинах «Берег» и «Сон», если, конечно, не говорить о совершенно иных живописных системах.

Однако с годами в мир окаймленных холмами недвижных вод вторгается у Петрова-Водкина активное, динамическое начало. То это всадники, купающие коней, от которых неподвижные зеленые воды оказываются вспоротыми и смятыми в складки, то «жаждущий воин», приводящий в смущение не только стоячие воды, но и застигнутых около них обнаженных нимф. В картине «Утро» изображение кажется фрагментом какой-то широкой панорамы, где сверху, под обрезом холста, размахивают руками и движутся маленькие девичьи фигурки, как будто призывающие тех, кто изображен на переднем плане, куда-то вдаль за пределы картины, а в акварели «Ураган» в такой же пейзажный уголок врывается сминающий вихрь, разламывая не только воды, но и земную твердь, и неся, как листья по воздуху, обнаженные человеческие фигуры.

И самое главное, начинает разрушаться самое представление об углубленной, как чаша, защищенной от ветров долине! Уже «Играющие мальчики» играли у Петрова-Водкина отнюдь не на вогнутой, но на выпуклой поверхности, и точно так же не столько вгибалась, сколько выгибалась земля в картине «Мать» 1913 года. Постепенно укореняясь, эта тенденция привела художника к созданию своеобразной «планетарной перспективы» взгляда на землю, которая подвела окончательную черту под «мотивом приюта», всегда основывавшимся на представлении не о «всей земле», а об укромном «уголке земли».