Карло Боссоли



Главная :: Галерея картин :: Ссылки :: Галереи, выставки :: ENG

Работы Сарьяна в голуборозовский период

Уставшая от потрясений 1905 года художественная интеллигенция спешила отвернуться от треволнений жизни, замкнуться в себе, погрузиться в мир личных переживаний. «Я не хочу Истины, я хочу покоя» - девиз, провозглашенный одним из тогдашних писателей-декадентов, точно передавал настроения неверия и разочарования, царящие в те годы в художественных кругах России. Все чаще ссылались там на имена Шопенгауэра, Ницше и Бергсона, утверждавших, что в основе творческого метода должна лежать иррациональная интуиция. Даже Сарьян, самый «земной» из голуборозовцев, надолго проникся идеей о необходимости внутреннего озарения, понятого им не просто как творческое вдохновение, но как таинственное, сверхчувственное «откровение». «Нужно всматриваться и изучать без определенной цели, - говорил он. - Нужно, чтобы эта атмосфера проникла в нас, чтобы ее дух стал нашей плотью, и тогда без усилий, самопроизвольно, тайна вдруг откроется и предстанет как откровение».

Некоторые работы Сарьяна, выполненные им в голуборозовский период, отмечены мистическими интонациями. Это прежде всего «Человек с газелями» (1906) 16 и «Комета», созданная год спустя. В первой из этих работ изображена белая фигура человека с копной черных волос, в окружении стада газелей вступающего в пустынное на вид, заброшенное селение, символическим знаком которого становятся приземистые белые стены с пустыми «глазницами» дверных проемов и окон. Небо отсутствует, среда действия ирреальна, лишена временной и пространственной определенности. Это своеобразная «галлюцинация», которая не поддается рассудочному, рациональному толкованию, она требует иного, почти медитативного восприятия. Вторая картина Сарьяна делает зрителя свидетелем грандиозного космического таинства: Вселенная поверяет человеку свою сокровенную суть, человек напряженно вслушивается в наступившую тишину мироздания, постигая мудрость беспредельного и величие Вечности.