Карло Боссоли



Главная :: Галерея картин :: Ссылки :: Галереи, выставки :: ENG

Пространство в произведениях Жилинского

Избегает Жилинский в 70-е годы и слишком резкого приближения глубины к изобразительной плоскости, превращения ее в декоративный фон. Словом, пространство в произведениях Жилинского, не теряя основных характеристик, достигнутых художником в конце 60-х годов, становится в 70-е годы как бы более «текучим», «пластичным». И вместе с пространственными характеристиками изменяются характеристики психологические. Они лишаются жесткости и чисто интеллектуальной или интеллектуально-волевой определенности. Все чаще в образах начинает преобладать мысль-чувство, мысль - переживание жизни с ее вечными вопросами и загадками.

Сама идея картины «Под старой яблоней» - органическая непрерывность жизни, вечно возрождающейся, плодоносящей, угасающей - несет в себе нечто располагающее к созерцанию. Идея преемственности как плодоношения и как непрерывности духовных связей между старым, угасающим, и расцветающим, молодым, требовала для своего раскрытия пластически сложного решения, подчеркивающего не контрасты (психологические и пространственно-композиционные), а гармоническое единство.

Постепенно, с годами в работах Жилинского усиливается выявление особых внутренних связей между людьми. Оговоримся сразу, эти связи не предполагали рассказа о конкретной коллизии, то есть сюжета. Фабульности, сюжетности в прямом смысле Жилинский по-прежнему избегает (известным исключением можно, пожалуй, считать работу 1977 года «Ожидание»). Правда, в очень многих картинах Жилинского существует как бы намек на сюжет, своего рода «предсюжетность». Подобное можно, например, заметить и в упоминавшемся триптихе, и в портретах Н. М. Чернышева, и в очень многих других работах. И все же художник всегда останавливается где-то на пороге сюжета, создавая нечто среднее между простым предстоянием героев перед зрителем и психологическим общением этих героев между собой, то есть между «чистым» портретом и тематической картиной.